«Персонных дел мастер» — Георг Гроот

Георг Христоф Гроот (1716—1749 гг.) – яркий представитель «елизаветинского рококо» в живописи. Гроот является одним из лучших художников-портретистов середины 18 века в России и одним из первых, кто принес в русскую живопись стиль рококо. Он оказал существенное влияние на творчество ведущих отечественных живописцев 18 века – И.П.Аргунова, А.П.Антропова, Д.Г.Левицкого, Ф.С.Рокотова. Георг Гроот был наделен истинным талантом живописца и сделал блестящую карьеру, но со здоровьем (рано умер) и внешностью ему не повезло. Он был очень некрасивый: небольшого роста, лысый и горбатый. Видимо поэтому мы не смогли найти ни одного его приличного портрета.

Эпоха Елизаветы Петровны — это период в истории русского искусства, до сих пор получающий противоречивые оценки. Однако именно эта эпоха связана с блестящим расцветом отечественной культуры, когда получили развитие различные ее виды и жанры – зодчество, живопись, графика. Елизаветинский век — это век портрета. Ко двору Елизаветы Петровны постоянно приглашались самые знаменитые художники-портретисты Франции, Италии и Германии, потому что императрица считала создание галереи портретных образов первых лиц России делом государственной важности. Она лично руководила подбором штата «персонных дел мастеров».

В числе иностранных художников, удостоенных высочайшего внимания красавицы «императрикс Елизавет», были и два брата из немецкого городка Штутгардт Георг и Иоганн Грооты. Братья принадлежали к цеху потомственных живописцев, постигали основы профессии и секреты мастерства у своего отца – Иоганна Христофора Гроота. В процессе обучения выяснилось, что старшему брату — Георгу блестяще удавались портреты, а младшему Иоганну — картины с изображением животных.

Поселившись в Санкт-Петербурге Георг Гроот пришелся по нраву взыскательной петербургской публике своими выразительными, выполненными с удивительным сходством с натурой, портретами и быстро привлек внимание новой русской императрицы Елизаветы Петровны. Портреты чрезвычайно понравились государыне, и она отличила Георга Гроота — он получил официальные должности «галереи директора» и «придворного малера» и был назначен придворным живописцем. Вместе с Каравакком и Вишняковым Георг принимал участие в оформлении коронационных торжеств Елизаветы в Москве.

Помимо этого, Гроот занимается пополнением императорской коллекции живописи. Вместе с Вебером он пишет иконы для церкви Вознесения в Царском Селе. В портретной живописи Гроот очень популярен. Он получает массу заказов «списать персоны» высочайших особ, художник пишет весь «цвет елизаветинского двора».

Именно благодаря ему мы сегодня можем узнать, как выглядели «властные» персоны того времени. Появляются известные портреты Акинфия Никитича Демидова, князя Василия Владимировича Долгорукова, графини Шереметевой, княгини Александры Куракиной и ее дочери, княжны Анны.

Что касается императрицы, Гроот прекрасно понял характер этой тридцатилетней женщины и желание поражать всех своей красотой. Поэтому он отражал в своих портретах то, что хотела видеть императрица. Так один за другим появляются различные портреты Елизаветы, на которых та предстает во всей красе. И при полном параде, и на коне, и в маскарадном костюме. 

«Поистине, нельзя было тогда видеть в первый раз и не поразиться её красотой и величественной осанкой. Это была женщина высокого роста, хотя очень полная, но ничуть от того не терявшая и не испытывавшая ни малейшего стеснения во всех своих движениях; голова была также очень красива... Она танцевала в совершенстве и отличалась особой грацией во всём, что делала, одинаково в мужском и женском наряде. Хотелось бы всё смотреть, не сводя с неё глаз и только с сожалением их можно было оторвать от неё, так как не находилось никакого предмета, который бы с ней сравнялся»-так пишет о 34-летней императрице только что приехавшая в Россию 14-летняя принцесса София Фредерика, будущая Екатерина великая. 

Собственная красота вводилась императрицей в образец, с которым ни одна красавица не имела права соперничать. В середине 18 века первая красавица выглядела именно так: полная женщина с круглым лицом, ярко выраженными бровями, маленькой аккуратной головой, пухлыми обнаженными плечами, полными белыми ручками и насмешливым взглядом, явно очень довольная собой.  Художник сумел передать то состояние вечного праздника, которое окружало прекрасную и веселую императрицу – большую любительницу всевозможных торжеств.

В общем, Георг Христоф угодил императрице, за что и получил заказы на портреты всех членов царской семьи. Его кисти принадлежит прекрасный двойной портрет наследника российского престола Петра Федоровича и великой княгини Екатерины Алексеевны. Гроот — замечательный колорист, тут его достоинства несомненны, но сложнее живописать душу, отразить характеры и настроение в придворном портрете. В этом портрете главное — власть и блеск наследной четы — двух детей, внешне не очень красивых, бледненьких, которых никогда особенно не влекло друг к другу. Совсем другой изображает Гроот Екатерину на более позднем портрете.

Гордой, блестящей, честолюбивой изображена Екатерина на портрете в золотом платье. Она, как солнце. Муаровая лента ордена св. Екатерины через плечо, кончики пальцев небрежно держат сложенный веер и строгое лицо с едва уловимой улыбкой. Собранная, умная, прекрасная. Впереди — годы уединения, ее домашние университеты. Императрица пока расположена к «дорогой племяннице», но скоро наступят перемены. Восемнадцать лет, прожитые Екатериной подле Елизаветы, были серьёзным испытанием, которые закалили ее во многих отношениях.

Будучи превосходным портретистом Георг Гроот, по-видимому, был и неплохим психологом. В своих портретах ему удавалось раскрыть душевный мир каждой изображаемой личности, донести живое обаяние человека. Его искусству живописца присущи изящество, легкость, изысканная цветовая гамма, камерность. Замечательны и колористические достоинства работ Гроота: его нежные, тонкие краски, полупрозрачные, словно тающие, замкнутые в гамму зеленых, серых, розовых тонов.

 

К сожалению, на весь его триумф Георгу Грооту было отведено всего восемь лет. Но за такой короткий срок он сумел не только создать целую галерею портретов, но и воспитать учеников, среди которых был крепостной графа Шереметева, будущий знаменитый портретист, Иван Петрович Аргунов. Гроот был прекрасным учителем. А Иван Аргунов стал достойным продолжателем традиций своего учителя! Он прославил русскую школу живописи и в России, и за рубежом.

При всей своей занятости Георг не забывал младшем брате. По его рекомендации Иоганн Гроот был обеспечен крупным заказом императрицы: на несколько десятков анималистических работ для нового охотничьего павильона «Монбижу».  После этого он получил звание «придворного зверописца»( так называли в 18 веке художников-анималистов). Позднее Иоганн получил звание академика Императорской академии художеств и руководил новообразованным «классом зверей и птиц». Вот так в России возникла анималистическая живопись. Иоганн Фридрих Гроот пережил своего брата Георга на 50 лет, прожив до 84 лет, и умер при внуке Екатерины Великой Александре Первом.

А его знаменитый брат — Георг Христоф Гроот, прожил всего 33 года, оставив после себя внушительное художественно-историческое наследство. Он скончался 28 сентября 1749 года в Санкт-Петербурге. Точная причина его преждевременной смерти неизвестна, вероятно, это была холера, эпидемия которой пришлась на конец 40-х годов 18 столетия.

Произведения Георга Гроота находятся во многих музейных собраниях, в том числе в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, Государственном Эрмитаже, Музее-заповеднике «Павловск», Музее-заповеднике «Ораниенбаум», Музее-усадьбе «Кусково», Киевском музее русского искусства, Музее изобразительных искусств в Будапеште, Государственном художественном музее Эстонии в Таллине и других.

Филипп Геллер, Анна Касаткина.

Подписывайтесь на наш сайт, обогащайтесь знаниями о великой русской школе живописи!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *