Впечатление...

Знаменитость прошлых лет, великолепная пианистка — Лидия Фихтенгольц, в сопровождении миловидной девушки медленно продвигается к импровизированной сцене, на которой черным, великолепным, тропическим цветком раскинулся прекрасный и такой манящий рояль…

Пианистка в том мудром возрасте, который не обсуждается. С толстой палкой-клюкой, без которой она уже не может обходиться. Сгорбленная и изломанная фигура в черном шифоновом длинном платье, отделанном золотым кантом. Неуверенные движения и согбенная спина говорят о тяжелой болезни, по слухам, ей – 92. Однако, все это существует до момента, пока она ни добирается до желанного стульчика перед роялем…

Короткий неглубокий поклон, быстрый взгляд потерявших цвет глаз, живой и осмысленный…Она плавно кладет узловатые пальцы на клавиши, откидывает немного назад голову, закрывает глаза и начинает играть. Чуть-чуть от волнения пожевывает губами, как бы проигрывая ими каждую ноту. Первые чудные звуки Шубертовского ноктюрна рассыпаются дивным жемчугом по небольшому залу, до отказа заполненного разновозрастной публикой.

                                                 Молодой Франц Шуберт

Тут и маленькие старушки, засыпающие каждые пять минут, и подростки, аккуратно причесанные и одетые не по моде, а по правилам, и молодые интеллектуалки в летящих платьях, с распущенными волосами, и зрелые матроны, которые не пропускают ни одного приличного концерта, и профессиональные музыканты: ученики и почитатели прославленной пианистки, музыкальные критики, и, конечно, случайные люди, которые по разным причинам попали на этот редкий концерт.

                                 Концертный зал

Музыка переливается и струится по залу, а пианистка постепенно успокоившись, прогнав волнение, набирает темп, играет более уверенно и с упоением, забывая о зрителях, глубоко погружаясь в прекрасную плоть звучащего произведения и собственные переживания. Ее руки любят каждую клавишу рояля и чувствуют его наполненную мощью суть. Она и рояль явно заодно, они творят для нас, они награждают нас божественными импульсами своего обоюдного вдохновения.

Прелестная девушка у рояля переворачивает ноты. Светловолосая девушка с короткой романтической стрижкой и большими голубыми глазами, в строгой черной водолазке, нежная и торжественно-спокойная, с большим почтением касается нотных страниц.Ее молодость контрастирует со старостью исполнительницы, но почему-то взгляд все время притягивается к пожилой женщине, которая постепенно превращается в наполненную силами женщину с блестящими глазами, красивыми губами и руками волшебницы.

                                                                           Фредерик Шопен

Перестаешь замечать все, что так бросилось в глаза поначалу. Вдохновенное милое лицо качается в такт музыкальным фразам, легкие руки как будто гладят клавиши, извлекая из черного красавца-рояля волшебные звуки. Ее необыкновенное владение инструментом, глубокое проникновение в существо самой музыки, вдохновляет ее и придает удивительную легкость исполнению, дает молодость и силы уставшему от жизни телу.

                                                         Музей-квартира А.Гольденвейзера

На антикварных люстрах переливаются фиолетово-зелеными искрами кусочки хрусталя, в многочисленных книжных шкафах золотятся переплетами книги русских писателей и ноты Баха, Чайковского, Шопена...

                                                                                                  Александр Гольденвейзер

Мы находимся в музее-квартире известного пианиста 20 века Александра Борисовича Гольденвейзера. Этот прекрасный музей насыщен воспоминаниями в виде писем, рисунков, картин, альбомов, документов и милых сердцу старинных памятных вещиц. Портреты Бетховена, Рахманинова, Толстого доброжелательно принимают многочисленных гостей, наслаждаются вместе с нами, сидящими в зале, щедро льющейся музыкой.

                                            Музей-квартира А.Гольденвейзера

Эта квартира с небольшим концертным залом, столовой, кабинетом, в которых находятся прекрасные образцы мебельного искусства 19 века, в старинной горке разместился элегантный сине-золотой сервиз, стоят хрустальные рюмочки, фарфоровые сахарница и молочник, тонкого исполнения золотистые чашки для шоколада…

                                                 Музей-квартира А.Гольденвейзера

Все хранит память о бурлившей здесь жизни, наполненной трудом, творчеством, общением. В этой квартире бывали многие и многие знаменитости 20 века: композиторы, пианисты, скрипачи, певцы, литераторы, писатели и другие звезды, связанные с музыкальным искусством. И до сих пор квартира наполнена музыкой и жизнью, она продолжает принимать гостей.

                                                 Музей-квартира А.Гольденвейзера

Мой сын, подросток 14 лет, ученик Гнесинки, сжав программку в руке, с наслаждением слушает, а скорее, впитывает, музыку Шуберта. Затем в программе концерта его обожаемый Шопен. Мальчик любуется виртуозной игрой пианистки, чудесной пожилой женщины, наделенной божественным исполнительским даром, и, конечно, сам мечтает постигнуть это искусство.

Музыка, которая звучит для нас, околдовывает каждого, рассеивая абсолютную тишину, заполняет и насыщает трепещущую атмосферу зала. В зале творится чудо — происходит единение душ зрителей, композитора и исполнительницы… От безмерного восхищения слезы как-то незаметно наворачиваются на глаза, и в душе просыпается любовь…

Любовь к прекрасной талантливой женщине за роялем, любовь к величайшим музыкантам нашей цивилизации, творчество которых мы готовы слушать бесконечно, любовь и истинная благодарность тем людям, которые так прекрасно сохраняют этот музей и творят такие сказочные вечера, волшебные концерты…

С восхищением! Лидии Израилевне Фихтенгольц посвящается...

Анна Касаткина

Подписывайтесь на сайт «Золотой маятник».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *