Герцогиня — страсть быть первой! Часть 2

Продолжаю свое повествование о знаменитой Герцогине, характер которой не перестает меня удивлять. Она предстает передо мной харизматичной и разносторонней личностью , способной на искреннюю привязанность и азартную игру на деньги; на истинное увлечение наукой и ветреные, граничащие с безнравственностью, влюбленности; на глубокую дружбу и светский цинизм, присущий высшему обществу того времени... Итак, путешествуем дальше по ленте времени: по сценарию жизни  Джорджианы Кавендиш, герцогини Девонширской, одной из самых неординарных, родовитых, богатых и ярких женщин Великобритании. 

Во Франции королевой мод была настоящая королева – Мария-Антуанетта. А вот в Англии – не королева, а Джорджиана Кавендиш, герцогиня Девонширская, которая отличалась своим изысканным вкусом и была видной законодательницей моды в Англии 18 века. 

СТРАСТЬ БЫТЬ ПЕРВОЙ.

 В народе Джорджиану называли «Красавица-Герцогиня», хотя близко знавшие ее люди говорили, что магический эффект ее внешности возникает в первую очередь благодаря ее личному обаянию. «Где бы она ни была, мужчины и женщины становятся ее верными рабами,» — вот типичный отзыв о Джорджиане. Согласно лорду Роксаллу, «Герцогиня Девонширская не претендовала на всеобщее восхищение, но это лишь усиливало ее привлекательность. Ее красота не сводилась к правильным чертам лица или к безукоризненной фигуре, она заключалась в ее любезности и грации, в ее прелестных манерах и очаровательном обхождении. Ее волосы отливали красновато-рыжими тонами, у нее было довольно приятное лицо, но если бы в нем не отражался ее живой ум, ее внешность можно было бы счесть заурядной».

Герцогиня позировала для портретов двум самым знаменитым живописцам своей эпохи — сэру Джошуа Рейнольдсу и Томасу Гейнсборо, а миниатюрные гравюры и медальоны с ее изображением были необычайно популярны как среди мужчин, так и среди женщин. Она любила живопись и действительно много позировала художникам, среди которых была и прекрасная художница — Анжелика Кауфман. Благодаря превосходным, но таким разным по стилю и манере, портретам, мы сегодня можем создать представление об этой незаурядной и выдающейся женщине — Джорджиане Кавендиш, очаровательной женщине, обуреваемой многими страстями, в том числе, к картам и модным нарядам.

Всегда и везде в светских кругах обсуждали умопомрачительные наряды Герцогини: ее тюрнюры, плюмажи и тот особенный оттенок коричневого, который так шел ей. Этот цвет даже начали называть «девонширский коричневый». Леди Джордиана позволяла себе невероятную роскошь во всем: что говорить, если даже подвязки и чулки герцогини были украшены вышивкой с мелкими жемчужинами и драгоценными камнями. Не менее часто, но уже шепотом, обсуждались ее измены. Говаривали, что Джорджиана выбирала себе в любовники только самых интересных и талантливых людей, например, автора лучших ее портретов — того самого знаменитого Томаса Гейнсборо. 

Многие поэты посвящали ей галантные строчки, специальные «стихотворения на случай» писались по поводу ее новых нарядов или домашних собачек. Когда она придумала высокий головной убор, изящно украшенный громадными страусиным пером длиной в 4 фута, художник Д.Хоппнер немедленно запечатлел ее с этой новинкой, а лорд Джордж Ховард Карлайл сочинил остроумную оду, в которой обыгрывал мифологическую символику перьев: «Когда я вижу на Вашей головке эти прелестные перья, я думаю, что это крылья самой любви»...Все новинки стиля Джорджианы немедленно становились предметом подражания!

Мария-Антуанетта

Однажды Джорджиана появилась в опере в открытом платье из тонкого муслина с кружевной отделкой, которое подарила ей царственная подруга — королева Франции Мария-Антуанетта. Все дамы из светского общества стали копировать этот фасон. Так в 1784 году в Англии возникла мода на неоклассические туники, которая продержалась довольно долго — еще три десятилетия. Поводом для подражания становились не только наряды герцогини, но даже ее манера говорить.

В ее доме существовал особый семейный жаргон — «slanguage», который модники окрестили «Devonshire drawl»: например, слово «yellow» произносилось «yaller». Почти все члены семейства имели свои прозвища: герцога прозвали Canis за любовь к собакам, старшую дочь — Little G, a младшую Hary-O.

Другой общеизвестной чертой герцогини была ее склонность к благотворительности. Она покровительствовала одаренным людям, например, в ее доме несколько лет жила романистка Шарлотта Смит , которую она приютила после того, как муж Шарлотты обанкротился и попал в тюрьму за долги. Аналогичным образом она помогала многим бедным, нуждающимся талантливым людям.

СТРАСТЬ К ИГРЕ. 

Карикатура 18в. на Герцогиню

Джорджиана Кавендиш способна была проиграть за ночь многие тысячи фунтов! И в своем поместье она регулярно устраивала карточные игры. В другие дни, уже под утро, после очередного бала, Джи ехала играть прямо в бальном наряде. Несколько раз она падала в обморок от усталости прямо у карточного стола. Она особенно любила играть в Фараон. К сожалению, фортуна нечасто улыбалась ей. Это было общеизвестно: проигрывает Джорджиана гораздо больше,чем выигрывает. Но для нее был важен не выигрыш, а сам процесс игры, азарт. 

Герцогиня могла за несколько ночей проиграть столько, сколько муж выдавал ей на целый год это были внушительные суммы. Даже круг родовитой знати, где карты были любимым развлечением, осуждал ее игру ночи напролет. Было не совсем понятно, когда эта женщина вообще спит? Когда умудряется рожать и воспитывать детей, посещать модных портных и парикмахеров, позировать портретистам, да еще изменять мужу? 

Трудно представить, но долгожданные первые роды начались у Джорджианы во время игры! Карточный расклад у Герцогини был такой удачный, что она не желала уходить из-за карточного стола. А схватки шли вовсю, и все, кто играл, были свидетелями шокирующего зрелища: леди Джи хваталась то за карты, то за живот... Если бы ее муж не проявил решимость, приказав двум служанкам унести Джорджиану в спальню, она могла бы родить прямо за зеленым столом. Этот эпизод мы видим в фильме, но, в целом, об увлечении картами там больше ничего и нет, а ведь эта страсть роковым образом повлияла на судьбу Герцогини и ее семьи, и не в лучшую сторону.

Безумие карточной игры не могло продолжаться вечно, необходимы были срочные меры! И герцог Девонширский принял жесткое решение — категорически ограничил суммы, которые получала на руки его супруга. Герцогиню это привело в такую ярость, что последовал дикий, совсем не аристократический скандал. Герцог стоял на своем. Не уступила и герцогиня, она нашла выход: продолжила играть в долг. По-видимому, побороть свою зависимость — игроманию, как сказали бы современные врачи, она не смогла, да и зачем?  Вполне возможно, она старалась уйти от реальности, развив в себе разрушительную склонность к азартным играм...

Игра, по-видимому, удовлетворяла ее азартную, страстную натуру, которой так не хватало... любви? В викторианской литературе, с ее ханжескими постулатами, леди Джорджиана до сих пор представала не жертвой мужского равнодушия и произвола, как в книге и фильме «Герцогиня», а настоящей расточительницей, завзятой картежницей, не способной держать себя в руках и справиться со своими пагубными страстями.

Конечно, многогранность личности Джорджианы допускала, как я уже писала, самые разные ее проявления: от  резко отрицательных, до глубоко положительных. Но что касается игры, то неумолимые факты и документы подтверждают ее порочную наклонность. Карточные долги Герцогини к моменту ее кончины были колоссальны.

НАСЛЕДНИК И НАСЛЕДСТВО.

Изумруд Девонширов

Герцогиня Девонширская благополучно прожила в блеске и роскоши до конца жизни, играя едва ли не каждую ночь и оставив после себя колоссальные долги. Когда Уильям Кавендиш, 5-й герцог Девонширский, после смерти жены, наконец, узнал размер ее карточного долга, он был совершенно потрясен.

Эта сумма соответствовала £ 3 720 000 (фунтов) по меркам нашего времени! Герцог принял долги и выплачивал их до своей смерти. Он, кстати, пережил свою первую супругу всего на 5 лет.  Когда его не стало, долги Герцогини все еще не были до конца выплачены. 

Теперь по счетам платил сын — Уильям Джордж Спенсер, 6-й герцог Девонширский, всю жизнь ненавидевший азартные игры и праздное времяпрепровождение.

Надо сказать, что молодой герцог был весьма незаурядной личностью и блестяще образованным человеком, как и его мать. Одно из его прозвищ было «Герцог-Бакалавр». К счастью, он унаследовал многие прекрасные качества, присущие обоим родителям: любовь к книгам и произведениям искусства, навыки настоящего коллекционера предметов искусства, таких как: живопись, скульптура, фарфоровая, серебряная, фарфоровая и золотая посуда, минералы. Недаром поместье Девонширов  Частворт-хауз называют в Англии шкатулкой-сокровищницей. Герцог увлеченно занимался садоводством, даже вывел известный сорт бананов «Кавендиш».

Он был уважаемым, влиятельным, очень известным, талантливым и благородным человеком, который дорожил репутацией Девонширов и всячески прославлял свой знатный род. Ему, 6-ому герцогу Девонширскому, я посвящаю отдельную статью «Герцог-Бакалавр»(смотрите на сайте).

Уильям был прекрасным хозяином, славился умением мастерски вести огромное хозяйство Девонширов и приумножать доходы. К сожалению, по определенным причинам, о которых я пишу в статье о нем, Герцог так и не женился. Добавлю, что любовь к литературе и чтению, страсть к коллекционированию минералов достались ему от матери. Именно леди Джорджиана Спенсер стала основательницей знаменитой на весь мир «Девонширской» коллекции драгоценных камней (читайте на сайте «Изумрудная звезда герцогов Девонширов»).

В части 3-й и последней я расскажу о самой главной драме в жизни Джорджианы Кавендиш, герцогини Девонширской. Продолжение следует...

Анна Касаткина.

Источники:

https://cyberleninka.ru/article/n/obraz-dzhordzhiany-gertsogini-devonshirskoy-v-portretnoy-zhivopisi-i-biografii

 http://blog.arthistoryonline.ru/kinematograf/gertsoginya-devonshirskaya-v-zhizni-zhivopisi-i-kinematografe/

https://studfiles.net/preview/6051472/page:47/

https://igorinna.livejournal.com/1129202.html

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *