Шедевры парадного портрета — Алексей Антропов

Алексей Петрович Антропов — знаменитый русский художник эпохи барокко, выдающийся мастер парадного портрета !

Алексей Антропов родился 14 марта 1716 года в Санкт-Петербурге. Отец Алексея служил в  Канцелярии от строений Санкт-Петербурга (учреждение, ведавшее застройкой Петербурга и постройками дворцового ведомства). С 1732 года Алексей начал учиться в Канцелярии от строений  у известнейших художников того времени: А.М. Матвеева, Луи Каравака, М.А. Захарова, И.Я. Вишнякова. Позднее, с 1739 года, он уже работал в «Живописной команде» Канцелярии у И.Я.Вишнякова.

В 1742 году Алексея приглашают в качестве художника к участию в коронационных торжествах императрицы Елизаветы Петровны в Москве. В Петербурге тоже есть работа для него. Он пишет картины для Триумфальных ворот в Аничковой слободе, участвует в росписях плафона и создании икон для Зимнего дворца, под руководством Джузеппе Валериани работает в Летнем дворце, в Царском селе, в Петергофе, Аничковом дворце. Под началом таких мастеров, как Джузеппе Валериани и Антония Перезинотти,  Антропов создаёт декорации для Оперного дома. В 1750-х годах он берет уроки живописи у выдающегося мастера русского портрета Пьетро Ротари.

Петр Великий

В 1752 году Алексей Петрович получает самостоятельный заказ на «письмо икон в куполе и прочих местах нового храма Андрея Первозванного», только что построенного в Киеве по проекту Франческо Бартоломео Растрелли. Андреевская церковь строилась за счет казны и предназначалась для обслуживания «дома Ее императорского величества».  Живописное оформление интерьера является ярким образцом религиозного искусства середины XVIII века в жизнерадостном стиле барокко. Живопись храма пышная, скорее декоративная, насыщенная яркими вишнево-красными, темно-зелеными, синими красками.

Большинство икон для иконостаса выполнены «живописной командой» Канцелярии от строений во главе с И. Я. Вишняковым,  непосредственно его кисти принадлежит образ Богоматери с младенцем из нижнего ряда иконостаса. В 1752 году в Киев для монтажа иконостаса был направлен «живописный подмастер»  А. П. Антропов, проявивший неординарные организаторские способности, самостоятельность и яркий талант.

Вместе с помощниками Антропов расписал купол, своды притвора, алтаря, кафедру, часть икон для иконостаса. Кисти Антропова принадлежит наиболее значительная из росписей собора, монументальная композиция алтаря — запрестольный образ «Тайная вечеря».

Из Киева художник отправился в Москву, где расписал два плафона для Головинского дворца на Яузе. Здесь он знакомится с меценатом и куратором Московского университета Иваном Ивановичем Шуваловым.  Когда он возвращается в Петербург, то благодаря Шувалову получает место надзирателя за живописцами и иконописцами при Синоде, с обязательством взять учеников и «обучать их... искусному живописному, иконописному и финифтяному мастерству».

Портрет Ивана Ивановича Шувалова

Учениками Антропова были Петр Дрождин и Мина Колокольников, манера которого оказалась настолько сходной  с Мастером, что многие его полотна долгое время приписывались Антропову. Учеником Антропова был также выдающийся русский живописец Дмитрий Левицкий, который продолжил традиции создания парадного и камерного портрета, заложенные Учителем.

В 1760 году Антропов получает аттестацию «мастера». В Петербурге он открывает частную школу и передает свой дом Приказу Общественного призрения для устройства в нём Народного училища. При ведомстве Священного Синода, Антропов числится живописцем 12 класса и получает большие по тем временам деньги — 600 рублей.

 Алексей Петрович Антропов скончался в 1795 году в Санкт-Петербурге от горячки. Похоронен в некрополе Александро-Невской лавры, где сохранилась надгробная плита с надписью: «В надежде воскресения погребен на месте сем раб божий коллежский асессор и живописи художник Алексей Петрович Антропов. Родился 1716 года марта 14 дня. Скончался 1795 года июня 12 дня. Жития его было 79 лет 2 месяца и 28 дней». Художник похоронен рядом с Петром III, портрет которого стал одной из его главных творческих удач.

Значение творчества Алексея Петровича Антропова в искусстве русской живописи 18 века.

Алексей Антропов один из первых в стране художников, начавших писать, наряду с камерными портретами, светские и парадные портреты. Он автор знаменитых парадных портретов Петра Первого, великого князя Петра Федоровича и великой княгини Екатерины Алексеевны. Творчество Антропова явилось необходимым связующим звеном между искусством первой половины и второй половины ХVIII века.

Незаурядное живописное дарование, строгая правдивость образов, черты народности, свойственные его искусству, обеспечили наследию мастера заслуженное признание. Своим искусством он продолжил реалистические традиции русской портретной живописи, связанной с именами И. Никитина и А. Матвеева. 

Антропова нельзя назвать прямым их последователем, так как условия его формирования как художника были иными, а положение более скромным.  В ранний период в качестве портретиста Антропов работал прежде всего над императорскими изображениями, которые в большом числе требовались для украшения вновь построенных дворцов. 

Антропов обнаруживает стремление к детальному воспроизведению предметного мира: золотого шитья, мягкости меха, бархата, блеска шелка, сияния драгоценных камней в женских украшениях — аграфах (на лифе платья) и эгретах (в прическе). Тщательно выписанные царские регалии – державы, скипетры, короны – еще больше оттеняют обобщенную трактовку лиц, застывшие позы и жесткость в положении рук. Помимо предметного окружения, художник уделяет внимание яркому нарядному цвету.

Шедевром творчества Антропова является портрет статс-дамы Анастасии Михайловны Измайловой ,открывающий период наивысшего расцвета его творчества. В портрете проявились основные черты дарования художника – присущая ему наблюдательность в восприятии натуры, неподдельная правдивость изображения, цветовое видение мира. В этом камерном произведении Антропов обнаруживает ясное и простое понимание природы человека, его индивидуальности.

Не менее известен портрет графини М.А. Румянцевой (1764). Перед зрителем предстает уже немолодая женщина, которая по слухам когда-то пленяла самого Петра Великого. Румянцева полновата, широколица, но ее глаза светятся умом и добротой.

Представляет интерес и портрет Елизаветы Воронцовой, фаворитки  великого князя Петра Федоровича. Императрицу Елизавету Петровну забавляла страсть великого князя, свою тезку императрица звала «Госпожой Помпадур». Многие современники достаточно язвительно отзывались о Воронцовой: «толстая и нескладная», «широкорожая», «с обрюзгшим лицом оливкового цвета», однако Воронцова очень уверенно чувствовала себя при дворе, потому что Петр искренне был к ней привязан. В 1762-м году она была пожалована орденом Св. Екатерины I степени и стала кавалерственной дамой Большего креста. 

Антропов был одним из тех художников, кто способствовал возникновению и распространению в русской живописи небольшого по размерам, камерного погрудного портрета, проникнутого интересом к человеку, вне его специфически сословных черт. В каждом его портрете существует по-своему прочитанный художником характер. Они лишены свойственной портретам 18 века светской элегантности, потому что Антропов все дает предельно ясно, «не мудрствуя лукаво», с удивительной щедростью цветового решения.

Его заслуга состоит в том, что он не пошел по пути только внешнего восприятия модели, а соединил декоративную красоту и интенсивность цвета с трезвой и объективной характеристикой изображаемых им людей. Таков его петербургский архиепископ Сильвестр Кулябка, облаченный в красивое церковное одеяние: мантию с оплечьями, расшитыми жемчугом, клобук на голове, с жезлом в руке.

В портрете княгини Татьяны Алексеевны Трубецкой сквозит бесхитростная простота и колоритность образа. Портрет строится на внешне декоративных чертах, выражающих настроение беспечной веселости. В портрете атамана Федора Ивановича Краснощекова крупные объемы органично сочетаются с декоративным узорочьем тканей, демонстрируя красочность традиции народного искусства.

В поздних портретах Антропова можно почувствовать особую восприимчивость художника к вопросам душевного благородства и истинного достоинства. Стремление к более углубленному постижению душевных качеств изображаемых людей отвечало, по-видимому, внутренней потребности стареющего мастера.

Из его оригинальных портретов этого времени интересны изображения двух архиепископов — Санкт-Петербургского и Ревельского Гавриила Петрова и Московского – Платона Левшина, впоследствии ставших митрополитами. Первый предстает в портрете человеком чистого сердца, незлобивым и уступчивым по характеру. Лицо второго прописано мягко, выражение глаз «тихоприятное» и при этом, вопреки указанию Платона, немного задумчивое и как будто озабоченное.

Искусство Антропова, далекое от внешней эффектности и импозантности, столь характерной для придворного светского искусства ХVIII века, полно внутренней значимости, крепости, здорового жизнеутверждающего начала. И если характеристики людей в его портретах иногда бываю недостаточно развернутыми, излишне прямолинейными, это окупается другими ценными чертами самобытного, подлинно национального таланта художника, глубоко связанного с истоками народного искусства, которое всегда привлекало его своей декоративной красочностью, мудрой простотой выражения и своеобразной гармонией форм.

Анна Касаткина.

Подписывайтесь на наш сайт. Мы продолжим рассказывать о мастерах русской живописи.

Источники:

http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/

https://100-faktov.ru/aleksei-antropov/

http://www.virtualrm.spb.ru/ru/resources/galleries/otechestvo?o=1067

Википедия и пр.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *