Остаться в Сорренто

Будущий известный художник Сильвестр Щедрин родился в эпоху царствования Екатерины в 1791 году, 13 февраля, в семье ректора Петербуржской академии художеств Феодосия Федоровича Щедрина. Мальчик рос в окружении талантливых, творчески одаренных людей: отца, знаменитого по тем временам скульптора, брата архитектора Аполлона Щедрина и дяди — первоклассного художника пейзажиста, Семена Федоровича Щедрина.

Немудрено, что с ранних лет, наблюдая за работами своих близких, маленький Сильвестр проявил страсть к рисованию. Мальчик, как выяснилось, оказался не менее талантлив, чем все его замечательные родственники.

В 1800 году, в 9 лет, Сильвестр поступает в Императорскую Академию художеств. Когда же пришло время выбора им собственного художественного направления, умер его дядя, Семен Федорович, у которого Сильвестр должен был обучаться, и класс Семена Федоровича перешел к профессору Михаилу Матвеевичу Иванову.

С первых же дней занятий открывается дарование Сильвестра, его способности и  талант. Учится он блестяще и еще задолго до окончания курса за свои работы, главным образом за рисунки с натуры, удостаивается значительных наград— Серебряной медали в 1808 году и малой золотой в 1809 году.

В 1811 году Щедрин окончил Академию, написав дипломную картину «Вид с Петровского острова» (по заданной программе: «Приморский город или селение вдали, а на первом плане стадо рогатого скота»), за которую получил Большую золотую медаль, что давало право на «пенсионерство» за границей.

Влияние Академии на художника было настолько велико, что вне этого мира Щедрин не представлял ничего другого, растворяясь в обучении, живописи, общении внутри заведения. Он был еще совсем молодым, когда Россию потрясли события, полностью изменившие жизнь страны. Но ни война 1812 года, ни заграничные походы русской армии, ни восстание декабристов не нашли никакого отражения в его творчестве.

В связи с войной поездка за границу была отложена. Везде, в России и Европе, стало спокойно лишь спустя три года, но и после этого Щедрин еще некоторое время не мог воспользоваться полученным правом на отъезд — в самой Академии было не все ладно.  Однако, времени даром он не терял: писал петербургские виды, набивал руку на этюдах, давал частные уроки рисования. И терпеливо ждал.

Ожидание было вознаграждено в 1817 году, когда новый Президент Академии А.Н.Оленин энергично взялся за наведение порядка во вверенном ему «учреждении». Не всем повезло — президент, в частности, резко сократил число пенсионеров, живших на казенный счет в ожидании отправки за границу. Но при этом он «сформировал» и первую тройку «удачников». В нее, к счастью, был включен Сильвестр Щедрин. Одним из его спутников стал скульптор Самуил Гальберг  — самый близкий друг художника. Вместе они провели в Италии десять прекрасных творческих лет.

И вот, наступил 1818 год, долгожданная Италия. Щедрина ошеломила эта страна, она полностью изменила его как художника. Обучаясь в Императорской Академии, он бесконечно копировал итальянские пейзажи и представлял себе эту страну, как набор музейных картин. Но когда он увидел живую Италию, с ее веселыми, темпераментными жителями, залитыми солнцем улицами, с цветущими апельсиновыми деревьями, он навсегда влюбился в этот край, который разительно отличался от России и особенно от Санкт-Петербурга.

Сначала Щедрин остановился в  Риме, и его первые итальянские пейзажи – это виды Колизея и античные руины Вечного города. Но эти работы все еще являлись традиционными пейзажами, написанными по канонам классики. Он еще ученик, но уже вполне самобытен. Его захватывает атмосфера жизни в Италии. 

Щедрин получает возможность наблюдать, как работают живописцы других стран, и учиться: изучать историю, античное искусство и европейскую живопись. Но несмотря на это, он всегда оставался самим собой. В Риме молодой художник пробыл совсем немного — его тянуло на юг, в Неаполь, куда он спустя восемь месяцев и отправился.

Очарование Неаполя полностью захватило Щедрина своими превосходными видами, живописными улочками, такими непривычными для русского человека, необычайной красотой моря, о котором он и мечтать не мог ранее. Это было самое счастливое время жизни художника. С наступлением весны он без устали скитался по окрестностям Неаполя с папкой, много работал, все лучше уясняя себе задачи пленэрной живописи. «Я начал делать этюды в таких местах, — сообщал Сильвестр Гальбергу, — где, по-видимому, ни одна ландшафтная нога не ступала».

В Неаполе отношение художника к природе меняется полностью. Он настолько захвачен ее красотой, что это ощущение появляется в его картинах. Но самое главное, природа перестает быть просто видом или фрагментом архитектурного пейзажа и наконец-то становится главным объектом изображения.

Зимой Щедрин жил в городе, дописывал начатые картины. Не чурался он и «светской» жизни. С удовольствием посещал театр, навещал многочисленные русские семейства, например, князей Голицыных. С ними у Щедрина были особые теплые отношения, и в 1829 году Сильвестр Феодосиевич совершил путешествие по Северной Италии и Швейцарии, сопровождая великосветских дам: княгиню Елену Михайловну Голицыну и ее подругу — графиню Екатерину Артемьевну Воронцову.


А вот о его «романтических» историях нам ничего не известно. Высокий, красивый, живой молодой человек был словно создан для них. Однако он никогда не был женат, не имеется даже свидетельств о каких-либо намеках на это. Единственное, что для нас осталось, — это собственные слова художника, объясняющие нежелание жениться тем, что семья потребует от него погружения в заказную работу. Но, как известно, Щедрин, слава которого быстро росла, и не имея семьи,был завален заказами, так что объяснения по поводу женитьбы весьма туманны.

Зато становится понятно, что именно огромным количеством заказов вызваны многочисленные повторения-варианты его картин. В конце жизни он постоянно жаловался на загруженность заказами, не успевая отрабатывать взятые авансы. Чтобы сделать заказ, сами заказчики устанавливали очередь. Ехали к художнику из Франции, Англии, Америки, России, не говоря уже о самих итальянцах.

В 1821 году Щедрин снова возвращается в Рим. Подходит к концу трехлетний «пенсионерский срок», и художник, влюбленный в Италию, ходатайствует перед Академией о его продлении. Ходатайство было удовлетворено, и срок продлен еще на два года ( в последствии, после окончания продленного срока, Щедрин остался в Италии уже на правах свободного художника).

В «Вечном городе» он пишет серию пейзажей под общим названием «Новый Рим. Замок Святого Ангела». Этот сюжет построен по классическим канонам, но уже весьма отличается от традиционного пейзажа. В картине едины все три плана. На переднем плане роль кулис выполняют сцены из итальянского быта: лодочники переговариваются, тянут лодку, расправляют сети. Затем взгляд плавно переходит на изгиб реки, далее – замок Святого Ангела, а на горизонте – собор Святого Петра, как бы купающийся в солнечных лучах.

Здесь все слито воедино: уже нет музейного видения города, а есть ощущение живой и непосредственной жизни. Но самое главное, что от линейной перспективы Сильвестр Щедрин переходит к перспективе воздушной. Он восемь раз повторил эту картину, немного изменяя то ракурс, то освещение, но ни разу не написав одинаково. 

Щедрин часто говорил, что для пейзажного живописца нет ничего лучше этой страны. Художник снова переезжает из Рима на юг. Проведя долгое время в Неаполе и в Сорренто, Щедрин выпускает прекрасные пейзажи на морскую тематику, к ним относятся: “Санта Лючия”, “Рыбаки у берега”, “Большая и Малая гавань в Сорренто”. Такие картины приносят успех Щедрину, показывая его наивысший талант в пейзажных работах.

Но сам художник обожал Сорренто (город в тогдашнем Королевстве Обеих Сицилий), и целая серия его работ посвящена маленьким гаваням этого города. Сорренто – особенное место для Сильвестра Щедрина. В видах этого города он черпал вдохновение для написания утренних, дневных и вечерних пейзажей. У каждого человека есть место, которое захватывает и околдовывает. Для Сильвестра Щедрина таким местом стал Сорренто.

Другая серия пейзажей не менее чудесна — «Террасы на берегу моря». Живописец изобразил навес, увитый виноградом и поддерживаемый мощными каменными столбами. Это сооружение он называл «перголатой», что в переводе с итальянского означает «навес из вьющихся растений». Однажды такая перголата неожиданно обрушилась в тот самый момент, когда Щедрин писал свой очередной пейзаж. Ее вскоре восстановили, но внешний вид террасы настолько изменился, что это очень расстроило художника. Тем не менее, писать в этом месте он все же продолжил.

Изображение природы в картинах Щедрина теряет свою «придворную» манерность, оно становится более реалистичным. Картины, описывающие жизнь и быт итальянцев, «пропитаны» светом и радостью бытия, а вода, которую Щедрин писал потрясающе, излучает сияние, она таинственна и неподвижна.

Его любимым временем суток был полдень, потому что он считал, что природа лучше всего раскрывается в это время. Впоследствии, у Щедрина появляются лунные пейзажи, пронизанные тревожным полумраком. Среди самых ярких работ этого периода – «Вид в окрестностях Сорренто. Вечер» и «Лунная ночь в Неаполе». В них неуловимо присутствует печаль, возможно, связанная с тяжелой болезнью и предчувствием смерти.

Последний период жизни художника был омрачен приступами жестокой болезни печени.  Только благодаря работе, живописцу на некоторое время удавалось забыться. Осенью 1830 г. он писал: «Когда приехал в Сорренто, меня не узнавали, и некоторые старухи, глядя на меня, плакали». Он пытался лечиться, в том числе, минеральными водами, менял врачей, в отчаянии обратился за помощью к каким-то шарлатанам, но никто не смог помочь.

Щедрин так и не успел вернуться на Родину, куда несмотря на огромную любовь к Италии, стремился всей душой. 8 ноября 1830 года 39-летний художник скончался, и был похоронен в любимом Сорренто, в церкви монастыря св.Викентия. Памятник Сильвестру Феодосиевичу Щедрину был изготовлен по эскизам его преданного друга Соломона Гальберга.

После смерти художника друзья предприняли усилия, чтобы его картины оказались в России. Однако многие их попытки не увенчались успехом, и нам известна лишь часть творческого наследия Сильвестра Щедрина. 

С.Ф.Щедрин был новатором в живописи. В отличие от других представителей классицизма он имел возможность рисовать свои этюды с натуры. Все свои картины художник наполнял светом и насыщал своей любовью к природе, к жизни и искусству.

Творчество Щедрина широко представлено в Русском Музее ( Петербург), Третьяковской Галерее(Москва). Искусство Щедрина — вне времени. Благодаря Сильвестру Феодосиевичу Щедрину, русская пейзажная школа получила таких мастеров как Шишкин, Васильев, Левитан. Вклад Щедрина в русскую живопись трудно переоценить.

Янина Анкудович

Подписывайтесь на наш сайт. Пишите комментарии. Посещайте музеи и наслаждайтесь живописью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *